«Zeppelin, Purple, мы  все старались превзойти друг друга»

0

А вот в реакции публики на релиз Bad Company в июне 1974 года ничего странного не было. После масштабной кампании в британской прессе альбом поднялся на третью строчку, а билеты на концерты небольшого турне были распроданы, как горячие пирожки. Гранту удался и еще один ловкий ход: единственный телефонный звонок понадобился ему, чтобы группа попала в состав коллективов и музыкантов, принимавших участие в концерте, организованном группой The Who на футбольном стадионе Чарлтон. На тот момент это был самый крупный британский фестиваль на открытом воз-1 духе. «Мы знали, что Джи крут, но только тут мы стали по-настоящему понимать, насколько он крут», — говорит Кирк.


zeppelin-purple-my-vse-staralis-prevzojti-drug_3

Однако подлинный успех ждал группу в Америке. Можно было подумать, что на первом официальном релизе Swan Song был стикер с надписью «ОДОБРЕНО ZEPPELIN», настолько громким и исполненным энтузиазма был прием, оказанный Bad Company в США.

К 1974 году популярность Zeppelin достигла такого масштаба, что речь уже шла не о записи нового альбома и последующем турне, а ни много ни мало о мировом господстве, отсюда и идея создания собственного фирменного лейбла. По мнению Гранта, рождение Swan Song приносило двойную пользу: с одной стороны, это был способ забрать деньги, которые, в противном случае, достались бы налоговикам, что в свою очередь должно было привести к росту доходов; а с другой стороны, это должно было положить конец многолетним спорам с Atlantic на предмет обложек альбомов, синглов и дат выпуска дисков.

Между тем, самоустранение Zeppelin в 1974 году привело к тому, что победителями в сложившей ситуации стали музыканты Bad Company. Празднования в честь создания нового лейбла, а также в честь его первых подопечных и их дебютного альбома, были роскошными и продолжались в течение недели в Нью-Йорке и Лос-Анджелесе.

В нью-йоркском отеле более 200 гостей отведали блюдо из взбитых сливок в форме лебедей, а счет за выпивку и еду превысил 10 000 долларов. Все шло отлично, пока разъяренный Грант не заметил, что «лебеди», которые должны были «скользить» среди гостей, на самом деле оказались обыкновенными гусями. По его приказу, ударник Zep Джон Бонэм и тур-менеджер Ричард Коул выгнали гусей на улицу, где двое из них погибли под колесами в час-пик на Манхэттене. Вторая вечеринка (в отеле Бел Эйр в Лос-Анджелесе) прошла более спокойно. Среди гостей были Граучо Маркс, БиллУаймэн и Брайан Ферри. После вечеринки Роджерс и Ральфе присоединились к Пейджу и Плату за их привычным столиком в клубе Rainbow.

«Самая сложная задача, стоящая перед новой группой, состоит в том, чтобы привлечь к себе внимание, — говорит Роджерс. — Внезапно к нам оказалось приковано внимание всей Америки, а альбом еще даже не вышел».

Тем летом первое турне Bad Company едва началось, a Can’t Get Enough и альбом Bad Company уже оказались на верхних строчках американских чартов. « Говорили, что мы имели такой успех в Америке, потому что были супер группой, — говорит Ральфе. — Но большинство людей не знали Free или Mott The Hoople. Все, что они знали, — музыка, которую они слышали по радио, а тем летом мы были повсюду».

Покровительство Led Zeppelin было не единственным фактором, который привел коллектив к успеху. Фил Карсон указывает на связь группы с американским соулом и R&B, как на ключевой фактор, почему такой лейбл, как Atlantic, решил поддержать ее. Треки, вроде The Way I Choose с его умопомрачительными духовыми и развязностью Отиса Реддинга, а также Don’t Let Me Down с припевом в стиле госпел и теплотой в манере исполнителей Stax, очень многим были обязаны музыке американских чернокожих музыкантов.

« Эта музыка была в гораздо большей степени основана на соуле, чем песни Zeppelin, — говорит Карсон. — И это было замечательно для лейбла Adantic, который в прошлом был тесно связан именно с этим направлением. Благодаря этому ребята, вроде [руководителя компании] Ахмета Эртеганаи [начальника отдела по поиску новых исполнителей] Джерри Век-слера, просто обожали Bad Company ».

Однако по-настоящему музыкантам удалось ощутить различие между Free и Mott с их новым коллективом именно во время гастролей. За несколько недель коллектив, путешествующий в фургоне и выступающий на разогреве у Питера Фрэмптона, ZZ Тор и The Edgar Winter Group, превратился в самостоятельного хедлайнера, дающего концерты на стадионах.

«В первый раз в качестве хедлайнеров мы выступали в Кливленде. Это было в клубе вместимостью 1200 человек, но, на самом деле, народу было много больше, — говорит Роджерс. — Помню, как мы ехали в Лос-Анджелес, а Бенжи Лефевр готовил нам ужин в фургоне. Это был еще один парень, работавший с Zeppelin, но в этом турне сопровождавший нас».

Карсон вместе с Грантом ездил на эти первые концерты по Америке. «Это было абсолютно то же самое, что ездить на концерты с Zeppelin, — объясняет он. — Те же парни управляют самолетами, та же самая команда организует концерты, Питер отдает приказы, которые все тут же исполняют». Не помешал и тот факт, что в сентябре на сцену гигантского стадиона Мемориал в городе Остин (штат Техас) вместе с музыкантами Bad Company вышел Джимми Пейдж.

Два месяца спустя они уже летали на концерты на турбовинтовом самолете Vickers Viscount и давали свои первые концерты на крупных стадионах. По словам Кирка, до самих музыкантов дошло, что они добились успеха во время последнего шоу того тура в Бостоне.

Грант зашел в их примерку перед самым выходом на сцену. « Своей огромной ручищей он перегораживает дверной проем и говорит: „Вы никуда не пойдете», — рассказывает Кирк. — Я подумал: „Черт возьми, он собирается нас пристрелить?»
deep purple
Грант провел участников команды в соседнюю комнату. Там стоял стол, накрытый простыней, он сорвал ее, и мы увидели четыре золотых альбома. У него в глазах были слезы, у нас у всех в глазах стояли слезы. Он произнес очень милую речь, а потом сказал: А теперь проваливайте нахрен отсюда и порвите их!» Мы вылетели из этой комнаты, как гончие псы… вот так Питер вел дела».

К тому времени, как они начали записывать второй альбом Straight Shooter, участники Bad Company уже превратились в самых популярных музыкантов Америки. Сразу же после концерта в Бостоне (где им пришлось выходить на бис четыре раза) и последовавшей за ним вечеринки их привезли в замок Клеарвелл в Глостершире с единственном заданием: «Сделайте это еще раз, только лучше!»

К тому времени, музыканты находились в своем собственном маленьком мирке, работая, по словам Кирка, «по расписанию Bad Company». Днем они спали, ночью — работали. Мобильной студией вновь руководил Рон Нэвисон. В результате, всего три недели потребовалось им на то, чтобы записать то, что Роджерс описывает, как «еще более замечательный альбом, чем первый».

Центральными его композициями стали две песни, окончательно закрепившие за Bad Company звание новых знаменосцев рока: Fed Like Makin ‘Love и Shooting Star. Первая была еще одной песней, написанной во времена Free. Она была начата в Сан-Франциско в 1973 году, а позднее Роджерс и Ральфе ее закончили. Пол добавил в нее акустическое вступление, а Мик — резкий рифф в припеве. Вторая песня представляла собой предупреждение о последствиях рок-н-ролльных эксцессов, на написание которого Роджерса вдохновила «эпидемия» вызванных наркотиками смертей: Джими Хендрикса, Джима Моррисона, Дженис Джоплин, Брайана Джонса (на тот момент Пол Коссофф был еще жив, но, вероятно, и о нем Роджерс хорошо помнил). «Я думал: „Это же не война, почему же люди умирают? Мы же просто должны хорошо проводить время»», — говорит певец.

Остальные песни альбома также хороши. Good I Lovin’Gone Bad представляла собой своеобразную Can’t Get Enough, в то время эпические треки, вроде Deal With The Preacher и Call On Me, продемонстрировали значительное расширение сферы интересов группы по сравнению с первым альбомом. Даже Кирк предложил две песни: трогательную балладу Anna (первоначально записанную для альбома 1972 года Kossoff, Kirke, Tetsu, Rabbit) и сладко-печальную Weep No More.

Straight Shooter вышел в апреле 1975 года. Лучшее время придумать было трудно. Месяцем ранее последний (и, возможно, лучший) альбом Zeppelin Physical Graffiti занял в Америке первую строчку. И все, что ассоциировалось с Zeppelin, пользовалось бешеным спросом. Straight Shooter мгновенно попал в первую пятерку, повторив затем свой успех и в Британии, a Feel Like Makin Love стал еще одним массивным хитом. Последовало еще более масштабное турне по Америке.
zeppelin-purple-my-vse-staralis-prevzojti-drug_1
Теперь музыканты передвигались на собственном реактивном авиалайнере ВАС 1-11, на одном боку которого красовался логотип Bad Company.

«Zeppelin, Deep Purple, мы — все старались перещеголять друг друга в масштабе концертов, в транспорте, — рассказывает Ральфе. — Мы в самую последнюю минуту съезжались в аэропорт из наших съемных домов в Палм Спрингс. Например, в районе пяти часов вечера. Затем следовал трехчасовой перелет до Техаса, мы выступали, садились на самолет и несколько часов спустя возвращались в Палм Спрингс. Я спрашивал Воза: „Неужели нам это удалось?» И он отвечал: „Да»».

В одной лишь Америке совместные продажи Bad Company и Straight Shooter превышали 10 миллионов альбомов — масштабы Zeppelin. Это означало, что Питер Грант мог гарантировать группе 250 000 долларов за концерт (сегодня эта сумма была бы больше 1 миллиона долларов).

«Мы просто купались в деньгах, — говорит Ральфе. — От концертов, продаж альбомов и сувениров… Мы выступали перед 20 или 30 000 зрителей каждый вечер, если каждый покупал хотя бы одну футболку или программу, мы могли ожидать еще 250 000 долларов. Это были просто бешеные деньги».

Жизнь представляла собой одну большую вечеринку, и музыканты Bad Company пользовались этим на всю катушку. К тому времени группа уже была постоянным хедлайнером на самых крупных концертных площадках (от Мэдисон Сквер Гарден в Нью-Йорке до Форума в Лос-Анжелесе). У трапа частного самолета музыкантов встречал лимузин с шофером, баром, холодильником с мороженым. Их сопровождал полицейский эскорт, и они могли позволить себе ехать так, как хочется, не обращая внимания на красный свет. Ближе к концу гастролей Джимми Пейдж и Роберт Плант присоединились к группе на сцене Форума. К тому времени в разъездах по США музыкантов сопровождала еще одна артистка Swan Song Мэгги Белл. Связь с Zeppelin означала взаимозависимое положение. Грант об этом позаботился.

«У Питера всегда был особый подход, — говорит Фил Карсон. — Он любил Bad Company и старался добиться, чтобы у музыкантов было все самое лучшее. Но он делал это для всех артистов, с которыми был связан. Группа Led Zeppelin помогла Bad Company, а Bad Company помогла Мэгги Белл. Для Питера это была одна большая семья. И горе тому, кто к ней не принадлежал. Питер всегда поддерживал своих».

Добавить комментарий