Spotify: виртуальная музыкотека

Для фильмов есть Netflix, для музыки — Spotify. Эти сервисы, не бьющие по карману потребителей, играют свою роль в войне против нелегального скачивания. Почему же многие артисты против?

Когда в 1999 году Napster породил самую крупную волну пиратства с середины 17 века, глобальные продажи музыки оценивались в 27,8 миллиардов долларов. В 2012-ом эта цифра опустиласьь до 16,5 миллиардов. Причиной стало нелегальное скачивание; музыкальная индустрия металась от одной неуклюжей попытки остановить падение к другой, подавая иски к собственным клиентам и делая себе жуткую антирекламу, наихудшую с тех пор, как Антеа Тернер использовала собственную свадьбу для продажи шоколада.


The Clash

Изрядная часть денег тех, кто привык покупать CD, перешла к iTunes, но пока не появился Spotify, не было видно внятной альтернативы двум основным плюсам легкого и бесплатного скачивания музыки. А плюсы таковы: 1) это легко и 2) это бесплатно.

Spotify в своей базовой версии имеет оба этих достоинства. Более того, версия Premium убедила фанатов музыки по всему миру снова ее покупать — возвращая пиратов в ряды полноценных членов общества.

При цене в 9,99 фунтов в месяц сервис Spotify Premium настолько выгоден, что у нелегального скачивания практически не осталось оправданий, даже финансовых. С этим согласны более 6 миллионов подписчиков Spotify — нелегальное скачивание музыки неуклонно снижается. Это наглядно показано на сайте сервиса — он демонстрирует, что за последние два года пиратство в Швеции упало на 25%, в этой стране Spotify получает более половины денег от всех зарегистрированных продаж музыки, а в соседней Норвегии пиратство снизилось на 80%. Хотя для снижения уровня пиратства есть несколько причин, в том числе закрытие крупных сайтов обмена файлами вроде Megaupload, статистика все равно впечатляет.

Пользователи почти не сомневаются, что Spotify очень выгоден для них. По цене одного компакт-диска каждый месяц можно слушать и скачивать на смартфон любое количество музыки. Кроме того, Spotify поддерживает и формат альбомов. В год, когда продажи альбомов в США ставят новый антирекорд, потому что новое поколение предпочитает выбирать отдельные треки для своих плейлистов, фаны по-прежнему могут качать целые альбомы со Spotify.

В 2013-ом мы увидели рост признания технологий стриминга знаменитыми артистами. В июне Pink Floyd сделали доступной всю свою дискографию — после того, как пользователи Spotify прослушали в сети Wish You Were Here миллион раз. На это ушло меньше недели; при цене в 4 цента за одно прослушивание, группа заработала целых 400 фунтов.
джо страммер
И это проблема. Spotify дешев. Сервис платит 70% сборов держателям прав. Но цена одного стриминга и общая сумма выплат кажутся маленькими. Spotify защищает свои достижения, указывая на то, что держателям прав уже выплачен миллиард долларов, в том числе 500 миллионов за 2013 год. Но снижение сервисом уровня пиратства не обязательно означает, что он платит справедливую цену артистам. Конечно, это лучше простого воровства. Но быть «честнее вора» — не лучшая точка отсчета.

Правильно ли, что миллион прослушиваний равноценен 400 фунтам? Меньше полупенса за каждый стриминг Stairway — звучит неубедительно. Не пора ли нам начать беспокоиться за участников Pink Floyd и Led Zeppelin, которые могут обнищать? Или, что возможно более правдиво, лишиться своих яхт? Скорее всего, нет. Попробуем посчитать: во-первых, есть разница между владением CD и стримингом. Предположим, что диск в среднем проигрывается 25 раз. Если Led Zeppelin продают сто копий Led Zeppelin III- на котором десять песен — и каждый диск в среднем будет прослушан 25 раз, то это эквивалентно 25 тысячам прослушиваний онлайн. В случае с дисками, Led Zeppelin получили бы 1000 фунтов за сто дисков. Со Spotify они получат лишь 100. Вроде бы несправедливо.

Однако со ста дисков, проданных в магазине, Led Zeppelin получат лишь 10% роялти, то есть те же 100 фунтов. Таким образом, в этом примере сумма, которую Spotify платит артистам за оно прослушивание, сопоставима с отчислениями за CD. Минус в том, что выплата роялти происходит не фазу, а «размазана» по времени продаж альбома: а небольшим, не слишком известным артистам надо платить по счетам уже сегодня.

В июле 2013-ого Spotify опубликовал текущие месячные выплаты роялти для (анонимного) рок-альбома, нишевого инди-альбома и глобального хит-альбома. Альбом классического рока заработал 17 тысяч долларов. Если Spotify продолжит расти теми же темпами и достигнет подобного масштаба на своих самых зрелых (скандинавских) рынках, то, по утверждениям представителей сервиса, выплаты вырастут в пять раз, достигнув 87 тысяч долларов. Возможно, это так, но это будет непросто: в Швеции доля пользователи сервиса достигла 10% всего населения. Эквивалентная доля населения США составила бы 30 миллионов человек. Для этого явно нужно время.

Есть ли другие минусы? Разве что один: по мере роста стриминг-сервисов легальное скачивание в США снизилось на 2,3%, впервые в    истории.