Джо Эллиотт: музыкант пожизненно

Одна из самых знаменитых групп 80-х смогла выжить в эпоху MTV и выстоять во времена перехода с винила на CD. Сегодня Def Leppard воюют с издателями и отстаивают право делать все по-своему.

Def Leppard стали одной из самых известных групп в мире в прошедшие под знаменем MTV и винила 80-е. После неприятных выяснений отношений с их лейблом музыканты превратились в «крупнейшее кустарное производство на этой хреновой планете». Переквалификация произошла в тот момент, когда, по мнению участников группы, «музыкальная индустрия перестала иметь отношение к тому, что в данный момент интересует Def Leppard ». Джо Эллиотт рассказывает, как группе удалось противостоять современному монстру шоу-бизнеса.


Wild Turkey

Взлет Def Leppard состоялся в начале 80-х — группа тоннами продавала свои альбомы на виниле. Как вам удалось справиться с кардинальными переменами в музыкальной индустрии?

С ними далеко не уйдешь, они лишь пытаются вести тебя от одного модного веянья к другому, как овечку. Но выбора нет, как мне кажется. Можно попробовать плыть против течения, но рано или поздно ты сдаешься и начинаешь делать то, что от тебя ждут, иначе ты отстанешь от жизни. Можно провести параллель между нашей карьерой и карьерой Элтона Джона. Когда он подписал договор с музыкальной компанией на издание шести альбомов, его первый альбом продавался совсем плохо. Но условия договора говорили о том, что издатели верят в его талант. Мы тоже подписали договор на выпуск шести альбомов, и нас тоже всячески холили и лелеяли. Наш первый альбом попал в британскую 20-ку, в Америке он тоже неплохо пошел. Мы были третьими по списку на афишах крупных концертов после Judas Priest, Теда Ньюджента и Оззи Осборна, а потом начали все больше набирать обороты. В конце концов, мы стали тоннами продавать свои пластинки. В те времена звукозаписывающие компании только и думали, как продать побольше пластинок. Они осознали тот факт, что телевидение, особенно MTV, в самом деле могло помочь с продажами дисков. Успех пришел благодаря детишкам, которые смотрели концерты по телевизору, а потом начинали звонить на радио и спрашивать: «Можете поставить эту песню?» Стоило один раз прокрутить ваш ролик на ТВ, телефоны начинали звонить на 500 радиостанциях.

Мы подписали договор в 1979 году на кухне дома родителей Рика Аллена, потому что ему было 15, и его родители должны были подписать договор за него. Дейв Бейтс был нашим менеджером со стороны компании. Он все еще работал с нами в 1983,1987,1988 годах. Можно было поехать в Америку, вернуться туда через пять лет, и обнаружить, что работают те же самые люди.

Нашим последним альбомом стал Adrenaiize, он вышел в 1992-ом. После этого мы временно отошли от дел и вернулись в 1996 году. Мы собрались навестить всех, кто с нами работал в Америке, но оказалось, что никто из наших бывших менеджеров больше не состоит в штате. Нас познакомили с новым менеджером, который, как оказалось, считал нас чем-то вроде Moody Blues! Дальше все стало развиваться как-то странно. Нам пришлось налаживать контакт «с нуля» и заново обдумывать каждый шаг. Раньше в музыкальной индустрии всем заправляли независимые люди, вольнодумцы, такие, как Гай Стивене или Крис Блэку-элл. А теперь пришли совсем другие люди, и независимостью сейчас даже и не пахнет. Сейчас музыкальным бизнесом заправляют чертовы счетоводы, мерзкие типы, которых понабрали неизвестно откуда. Например, парень, который руководит ирландским департаментом лейбла, до этого работал в компании Guiness. Отличный парень, но, спрашивается, почему его вообще взяли? А потому, что он умеет хорошо сводить баланс. В разговоре со мной он признал, что он в музыке совсем не разбирается. Он не отличает ля-минор от помидора! Именно это нам и не нравится. Я подумал: «Боже, что же нам делать?» Все, что у нас есть — этот корпоративный ужас, фабрика по производству консервов!

Leppard были одной из первых групп, чья известность резко возросла благодаря MTV. Что изменилось с тех пор?

Сейчас больше нет былого ажиотажа. Когда MTV заработало, для нас оно на несколько лет стало новой вселенной. Затем все превратилось в теле игру. Какой смысл снимать видео? Все равно никто больше не смотрит телевизор, потому что есть YouTube. Но разве они сидят возле экрана с попкорном и друзьями? Нет, все сидят у себя в спальнях по одному. Никто никому не шлет ссылки — разве что только на видео, где Эксл Роуз падает на землю со всей дури. Всем интересно смотреть только на то, как кто-то облажался. Вся индустрия сейчас об этом.

Что случилось с вашей звукозаписывающей компанией?

Мы в данный момент воюем с Universal, потому что мы сказали им: «Слушайте, вы нам не нужны. Мы не собираемся падать перед вами на колени и брать у вас в рот». Они продают нашу музыку без нашего разрешения. У Universal нет прав выпускать нашу музыку в цифровом формате, потому что когда мы составляли контракт, о цифровых носителях никто еще ничего не знал. Недавно мы решили, что на любой их запрос мы будем отвечать отрицательно. Они не могут удалять, устанавливать цены или включать наши песни на компиляции. Мы хотим быть самодостаточными, мы планируем сами делать записи, делать все художественное оформление и продавать на нашу музыку на iTunes. Мы будем самой крутым кустарным производством на этой чертовой планете!

Мы сами управляем своим миром. Мы относимся к музыкальной индустрии как к заправочной станции, куда можно заехать, заправить машину, купить чипсов и отправиться дальше — у нас свой путь. Может быть, мы и не относимся к самым топовым группам, но все же мы играем в высшей лиге. И из-за того, что мы однажды стали популярными, мы всегда будем популярны.

Вы всегда поощряли молодых музыкантов. Как вам кажется, приходится ли им сейчас сложнее, чем вам, когда вы начинали играть?

Сейчас, когда молодые команды начинают записываться и выступать, ситуация совершенно другая, чем была в наши времена. И я не думаю, что она стала лучше. Все сейчас поставлено с ног на голову. Каждого, с кем я говорил о рекорд-компаниях, бесит то же самое, что и меня — полное отсутствие внимания и понимания, что такое музыка и что нужно с ней делать. Все, о чем они думают — это их гребаные калькуляторы и гроссбухи. И это крайне печально.

Сейчас все пришло к тому, что лейблы не знают, как раскручивать новых музыкантов. В последние 15 лет музыканты сами пробивали себе дорогу с помощью своей эксцентричности, таланта или удачи. Примерно так всегда все и было, но раньше им в спину дышали карабасы-барабасы типа Дона Ардена, подстегивая их к успеху. А сейчас Лили Аллен ставит камеру у себя дома, записывает свое выступление и получает контракт на запись. Получается, что звукозаписывающие компании не так-то и нужны. И их это весьма раздражает. Музыкальная индустрия ничего не понимает сейчас. И это не пустые слова. Я разговаривал с этими людьми. Я видел их за кулисами на концертах, и они действительно не понимают, что делают. Музыкальный бизнес стал совсем странным.

Уже не осталось групп, которых бы научили играть туже роль, которую учили играть нас. Другими словами, печально — но факт, вскоре состоятся творческие похороны Маккартни, Rolling Stones и других. Кто наденет их мантию? Кто будет собирать толпы в Гайд-Парке и Мэдисон-Сквер-Гарден? Никто. А вот если вы вдруг упадете, ролик через 20 минут окажется на YouTube. Все это часть того, что происходит сейчас в музыкальном бизнесе.

Недавно вы отыграли в Лас-Вегасе. Было ли там все по-другому?

Лас-Вегас не похож на плюшевый город, это город Хард-Рока. Там были шторы, сделанные из барабанных тарелок, а в ванной висел потрет Хендрикса. Это настоящее рок-место. Там просто здорово! Вегас изменился. Сейчас это молодой, сексуальный город. Там покупают недвижимость такие люди, как Принс, The Who, Motley Crue и Guns N’ Roses. Там много обеспеченных людей, которые любят музыку 80-х. Сначала нас пригласили отыграть 9 концертов, но они прошли так успешно, что нас пригласили выступить на еще двух.

Это был особенный опыт. Мы были очень рады вылезти за пределы замкнутого круга «альбом-турне». Мы сняли интересный фильм по итогам поездки, он стал первым фильмом о нас, который показали в кинотеатрах. Нас хотят видеть там снова. И это здорово — еще одна стрела в нашем колчане.

Недавно вы выступили в ТВ-шоу с популярной кантри-исполнительницей Тейлор Свифт.

Пять лет назад, когда мы объявили об участии в этом проекте, люди смотрели на нас так, как будто у нас три головы. Смысл шоу заключался в том, чтобы два совершенно разных музыканта могли выступить вместе. Тейлор Свифт — наша горячая поклонница, она сказала, что хотела бы выступить с нами, и поэтому мы согласились спеть с ней. Мы рассматривали этот проект как возможность сделать нечто необычное. И мы получили от этого колоссальное удовольствие. Лас-Вегас, Тейлор Свифт… что может быть лучше!

Мы удачливы. Мы давно уже в этом бизнесе, и мы до сих пор нормально общаемся, принимаем решения и делаем музыку, не подставляя друг друга. Здорово, что нам удалось так долго продержаться. И никакой музыкальный бизнес не сможет прикончить такую группу, как мы. Они пытались — и проиграли.

Добавить комментарий